Головнин и хронометры

18 апреля 1808 года капитан В. Головнин, командовавший шлюпом "Диана", не зная о начавшейся войне между Россией и Англией, ввел свой корабль в британские владения – залив Фолс-Бей близ Кейптауна у южной оконечности Африки. Хотя у Головнина был выданный английским правительством паспорт, удостоверявший научные цели плавания и должный служить охраной на случай войны, британские власти задержали русский корабль и под честное слово запретили Головнину выводить его в море. Через восемь месяцев вынужденной стоянки корабельная казна опустела, и Головнину стало нечем кормить команду. Английские же власти отказались взять на себя расходы по ее содержанию, а поставщики провизии, хотя и согласились поставлять провиант в долг, не пожелали принять от Головнина векселя, по которым деньги можно было получить только после окончания войны. Оказавшись в безвыходном положении, командир "Дианы" счел возможным нарушить данное англичанам слово и исчезнуть при первом представившемся случае. Однако Головнина угнетала мысль, что его, русского офицера, могут обвинить в том, что он бежал, не уплатив долги за довольствование команды. "Если бы, к несчастью, нас англичане взяли и привели назад, то какими бы глазами стали на нас смотреть в колонии" – писал он впоследствии. И, в конце концов, Головнин нашел необычный выход...

18 апреля 1808 года капитан В. Головнин, командовавший шлюпом Диана, не зная о начавшейся войне между Россией и Англией, ввел свой корабль в британские владения

На борту "Дианы" находилось три весьма совершенных морских хронометра, которые во время вынужденной стоянки были перенесены в помещение на берегу для систематической выверки точности хода. Головнин приказал два хронометра из них вернуть на корабль, а один оставить на берегу. 16 мая 1809 года небо над Кейптауном затянуло тучами и подул порывистый северо-западный ветер. Штурман Хлебников вышел из дома, где выверялись хронометры, и, заперев за собой дверь, сел в шлюпку, доставившую его на борт "Дианы". Никто из посторонних не знал, что в запертом помещении рядом с оставленным на берегу хронометром он положил письмо Головнина поставщикам провизии. В нем командир русского корабля просил продать оставленный хронометр и из вырученной суммы удержать долг. Побег "Дианы" удался. И поскольку никто никогда не обвинил Головнина в неуплате долга, можно считать, что поставщики сочли вполне достаточной вырученную за хронометр сумму. Это обстоятельство дает некоторое представление об огромной стоимости тогдашних морских хронометров. Ведь денег, вырученных от продажи одного экземпляра, оказалось достаточно, чтобы оплатить довольствование 60 человек на протяжении 4 месяцев! Кто же был изготовителем этого хронометра? На русских кораблях, отправлявшихся в океанские плавания, положено было иметь три хронометра. Когда "Нева" и "Надежда" под командованием И. Крузенштерна в 1803 году отправились в первое кругосветное плавание, для них в Англии было заказано шесть хронометров: четыре – фирме Арнольда и два – фирме Пеннингтона. Из них более солидной была, конечно, первая, основанная Дж. Арнольдом (1736–1799), который был одним из создателей хронометрового хода и который, кстати, ввел в обиход само слово "хронометр". По всей видимости, на "Диане" были хронометры этих же фирм. И если это так, то Головнин оставил в уплату долгов менее точный хронометр Пеннингтона.

Инструменты